?

Log in

No account? Create an account

Kestner, Продолжение.

Бонет спровоцировал меня на пошив пальто-пыльника из антикварного сатина. Ткань купила во Франции, оттенок бисквитного коржа, который местами подрумянился. Так интересно от времени сыграла патина. Воротник большой, из фактурного старинного шелка, отделанного по краю интересным кружевом, не знаю, что за техника, но очень красивое. Муфта сшита из мягкого меха, раздобытого на французской блошке. Все строго и локонично, но не стыдно выйти в люди)




Полосатый рейс.

Порой я показываю заказчикам ткани, которые предлагаю выбрать для наряда. И этим частенько ввожу их в ступор , дело это совершенно неблагодарное, как оказывается. Заказчик не может предположить, что из куска обычной, порой неказистой ткани выйдет что-то интересное. Другое дело, когда шьешь реплику старинного наряда, в этом случае заказчик не смущается лишним вопросами. Но спрашиваю порой, потому что некоторые не любят клетку, а любят полоску,, не любят контраст, а любят нежное. Причем, первоначально, как говорится, ничего не предвещало беды)))

У меня, и у самой, признаюсь, порой ткань лежит, и даже как я люблю - старинная, пожившая с патиной и пятнышками (кайф), но без дела. Вот с весны лежала антикварная полосатая фланелька, но у меня никак не складывалось с ним. А тут захолодало, пришло время теплых тканей, и я сшила теплое, уютное платье. Первоначально не думала, что оно получится нарядным, хотела попроще, но получилось платье на выход.

Отделка синим бархатом стареньким, антикварным кружевом, пуговки из шелка, в кармашек можно положить конфетку или пупсика. Платье на подкладке из батиста. Шляпка сочинилась быстро, по форме - это берет. Сшита из антикварных материалов.

Модель - любимица Мишель, DEP.




Read more...Collapse )






Kestner

Купила для любимой куклы (а у меня все любимые) паричок, чепчик. Платье уже ранее определили, оно антикварное, шелковое простого фасона, но интересной расцветки-розы в стиле экспрессионизма. Сапожки антикварные цвета слоновой кости на пуговках, а вот раньше они были нежно розовые, даже не верится.


Вчера была на блошке.

Купила куклу индианку композитную Ивановскую. В сети я видела их часто, но отчего-то фото не передает всю теплоту и прелесть этой куклы, и поэтому мое сердце не билось в их адрес. В начале августа на Измайловском вернисаже я встретила головушку индианки, крутила в руках, и тогда иначе посмотрела, заинтересовалась. Но я понимала, что тело не найти, поэтому и не купила девочку. А тут спустя несколько недель меня встретила целая, не в совсем идеальном состоянии индианочка, словно запрос, ушедший в небо, был рассмотрен и одобрен.... Ее слегка потрепанный вид добавил ей шарма, а слабая натяжка сделала ее такой живой, податливой. Она внимательно смотрела на меня, хлопала мохнатыми ресницами и лучики тепла окутывали меня. Ничего подобного я не испытывала давно. Настоящее волшебство. Купить не фото, не на аукционе, а вот так глаза в глаза... Выбор, сделанный не наудачу, а осознанно, по любви.

По дороге домой я также листала книжку 60-х годов со сказками, их было много, так как разные книжки соединены в едино самодельным переплетом. Добрые иллюстрации Рачева, Конашевича и других... и сказки волшебные: Пушкин, Катаев, Телешов и другие про петушка и царя Дадона, про игрушки, про кувшинчик и дудочку, про Крупеничку, стихи и сказки про зверей, а также сказка про Семицветик. Она написана Катаевым в 1940г... Кстати, вот отрывок из сказки про игрушки. Я представляла в момент чтения как они выглядели, ведь как раз довоенные душевные игрушки сейчас почти неосуществимая мечта...

"И в тот же миг откуда ни возьмись со всех сторон повалили к Жене игрушки.
Первыми, конечно, прибежали куклы, громко хлопая глазами и пища без передышки: «папа-мама», «папа-мама». Женя сначала очень обрадовалась, но кукол оказалось так много, что они сразу заполнили весь двор, переулок, две улицы и половину площади. Невозможно было сделать шагу, чтобы не наступить на куклу. Вокруг, представляете себе, какой шум могут поднять пять миллионов говорящих кукол? А их было никак не меньше. И то это были только московские куклы.

А куклы из Ленинграда, Харькова, Киева, Львова и других советских городов ещё не успели добежать и галдели, как попугаи, по всем дорогам Советского Союза. Женя даже слегка испугалась. Но это было только начало. За куклами сами собой покатились мячики, шарики, самокаты, трёхколёсные велосипеды, тракторы, автомобили, танки, танкетки, пушки. Прыгалки ползли по земле, как ужи, путаясь под ногами и заставляя нервных кукол пищать ещё громче.

По воздуху летели миллионы игрушечных самолётов, дирижаблей, планёров. С неба, как тюльпаны, сыпались ватные парашютисты, повисая на телефонных проводах и деревьях. Движение в городе остановилось. Постовые милиционеры влезли на фонари и не знали, что им делать.

— Довольно, довольно! — в ужасе закричала Женя, хватаясь за голову. — Будет! Что вы, что вы! Мне совсем не надо столько игрушек. Я пошутила. Я боюсь…
Но не тут-то было! Игрушки всё валили и валили…
Уже весь город был завален до самых крыш игрушками.

Женя по лестнице — игрушки за ней. Женя на балкон — игрушки за ней. Женя на чердак — игрушки за ней. Женя выскочила на крышу, поскорее оторвала фиолетовый лепесток, кинула и быстро сказала:
Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснёшься ты земли —
Быть по-моему вели.
Вели, чтоб игрушки поскорей убирались обратно в магазины.

И тотчас все игрушки исчезли."

Я вчера окунулась в детство и была счастливой.

Вечернее. Розовое


Этот бутончик (Kestner pouty. 10) я очень желала, несколько лет. К таким роскошным куклам чувства несколько иные, чем к тем, которых приходилось лечить и полностью обувать -одевать, искать глаза, тела...у таких сирот новый виток жизни, и теплые, родственные чувства к ним, с ними уже "на ты".  К куклам, которым не нужен уход и забота, которые опустошили кошелек на много месяцев любовь иного толка: посидеть рядом и не дышать, им то локон поправишь, то под юбку заглянешь. Редкий случай когда все-то есть у куклы: от обуви до шляпки и от тебя всего и надо, что любить.
Не утерпела, вынесла и эту малышку в сад. К розам. После дождя бутоны склонились к ногам старушки-красавицы.



Как хороши, как свежи были розы
В моём саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой!

Как я берёг, как я лелеял младость
Моих цветов заветных, дорогих;
Казалось мне, в них расцветала радость,
Казалось мне, любовь дышала в них.

Но в мире мне явилась дева рая,
Прелестная, как ангел красоты,
Венка из роз искала молодая,
И я сорвал заветные цветы.

И мне в венке цветы ещё казались
На радостном челе красивее, свежей,
Как хорошо, как мило соплетались
С душистою волной каштановых кудрей!

И заодно они цвели с девицей!
Среди подруг, средь плясок и пиров,
В венке из роз она была царицей,
Вокруг её вились и радость и любовь.

В её очах – веселье, жизни пламень;
Ей счастье долгое сулил, казалось, рок.
И где ж она?.. В погосте белый камень,
На камне – роз моих завянувший венок.
Иван Тургенев

В мае мы гуляли по цветущему Борисоглебску и забрели в музей, который находится в здании аптекаря немца Роберта Вейса, дружившего с внуком декабриста Волконского, Сергея. В своём доме он держал архив декабристов, после Революции много утрачено, и часть вещей разбрелась по музеям страны и частным коллекциям. В музее представлены фотокопии документов и картин, фотографий, есть также личные вещи Волконских, и предметы Интерьера из имения.
Семейное Зеркало с вензелем

Read more...Collapse )



Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com